Архитектурные шедевры села Вангази

Выпуск №3 • 1298

Два великолепных памятника архитектуры XVI в. – Таш-мечеть и минарет, имеющие большую художественную ценность, сохранились в селе Вангази Кызылтепинского района Навоийской области Узбекистана. Таш-мечеть уникальна тем, что, во-первых, является единственной джума-мечетью XVI в. с многостолпным залом, во-вторых, тем, что здесь представлен оригинальный и усовершенствованный вариант столпно-купольных конструкций с использованием разновеликих куполов. Минарет же – самое высокое и изящное из сохранившихся в Средней Азии сооружений этого типа ХVI в. Однако обе постройки, как в целом и весь архитектурный комплекс, в который они входили, мало изучены до настоящего времени, и отдельно не освещены в научной литературе.

О селе Вангази.
История сложения села Вангази является древней и весьма интересной, так как связана с рядом важных исторических событий в Средней Азии. Однако более широко осветить ее в рамках небольшой журнальной статьи невозможно. Отметим лишь, что анализ разрозненных историко-архивных (1, л.390а; 2, с.7-8 и др.) и библиографических (3, с. 136, 223 и 4, с.77 и др.) сведений показал, что Вангази – это позднее название крупного селения Ваганзи, расположенного на Великом шелковом пути, на его отрезке Бухара – Самарканд.

Первое документальное упоминание топонима, еблизкого к Вангази, встречено в рукописи Бадриддина Кашмири конца XVI в., где сообщается, что селение “Ваганзе… расположено на пути к востоку от преславного города Бухара примерно на 9 фарсахе (45-50 км) дороги, ведущей к Нурским горам (Кухи-Нури)” (1, л. 390 а).

До недавнего времени не были точно известны ни дата строительства, ни заказчик сохранившихся сооружений села Вангази. Одни исследователи (5, с.29) считали Таш-мечеть постройкой XVI в., возведенной по приказу правителя Абдуллахана II, другие (6, с. 125) датировали минарет при ней XVIII в. Однако согласно сведениям, содержащимся в упоминавшейся уже рукописи Бадр ад-Дина Кашмири “Равзат ар-Ризван ва хадикат ал-гилман”, оказалось, что мечеть и минарет были возведены в 1585-1586 гг. по заказу знаменитого религиозного деятеля – Ходжа Са’ада Джуйбари (1, с. 49 ).

Эпоха, правитель и личность донатора.
В XVI в. во время правления узбекской династии Шейбанидов в Бухарском оазисе наблюдался небывалый расцвет культуры, искусства и архитектуры. Наиболее могущественный представитель этой династии – Абдуллахан II (1556-1598) и его подданные, в частности его духовный наставник – шейх, глава суфийского ордена Ходжагон – Ходжа Са’ад Джуйбари (ум. в 1598 г.), строили многочисленные благотворительные и коммерческие сооружения как в Бухаре, так и по всей территории государства, особенно активно в окрестностях Кермине, где некогда правил отец Абдуллахана-II Искандархон Шейбани.

Благодаря своей деятельности, а также щедрым дарам мюридов, Ходжа Са’ад приумножал свое богатство. Он строил как коммерческие, так и благотворительные учреждения. Так, наряду со строительством караван-сараев, сардоба (крытые куполом резервуары для воды, возводимые в основном вдоль караванных дорог), медресе, бань и т.д., им в различных селениях Бухарского оазиса (например, Каракуль, Зандана и др.) были перестроены или возведены заново многочисленные мечети и как минимум – два больших минарета. Наиболее крупными из сохранившихся строений были джума-мечеть Ходжа Калон с минаретом Гаукушон в Бухаре, а также Таш-мечеть и минарет в селе Вангази.

Архитектурный комплекс в селе Вангази.
Еще в середине ХХ в. Таш-мечеть входила в архитектурный комплекс, являвшийся общественно-культовым центром, со множеством выстроенных позже, но ныне утраченных построек медресе и бань. Комплекс располагался на ровной местности, к востоку от которой протекал арык, а с северной стороны пролегала дорога, южнее и западнее комплекса находилось старое кладбище.

Наличие кладбища, а также медресе и бани в самом комплексе позволяет автору этих строк, исходя из закономерностей и тенденций развития средневековой архитектуры бухарского оазиса, предположить, что на кладбище был захоронен святой, а у могилы, ставшей местом поклонения, со временем и сложился архитектурный комплекс. Не исключено, что прежде здесь был суфийский центр с хаузом посередине двора (ныне площади), а старая мечеть служила также суфийским хонако. Здания, входившие в комплекс, на протяжении многих столетий неоднократно перестраивались, часть их ныне утрачена.

Судя по эскизным обмерам с натуры, выполненным в 1949 г. А. Балаевым, комплекс с двух сторон – с юга и с запада – был Г-образно застроен рядом сооружений (7): в западной части Таш-мечеть, к которой прилегали медресе, толстостенное помещение, отмеченное на чертеже как мазар, и небольшие строения более позднего периода, возможно, тахаратхана (помещение для ритуальных омовений) и баня. К южному крылу Таш-мечети вдоль ее главного фасада прилегал айван на шести деревянных колоннах, служивший, вероятно, летней мечетью, так как в его западной стене был устроен михраб. В юго-западном углу площади возвышался высокий стройный минарет, в южной части располагался мактаб с айваном на пяти деревянных колоннах.

Старая фотография даёт некоторое представление об архитектуре медресе, где за минаретом возвышается двухэтажное многокупольное сооружение, похожее, по описаниям местных старожилов, на утраченное еще в 1930-е гг. здание (6, с. 125).

В 1980-е гг. вследствие исчезновения или перестройки ряда сооружений отдельные исследователи (10, с 1.) называют здесь только баню, а расположенное на юге старое здание мактаба определяют как медресе с айваном.

Значение Таш-мечети в истории архитектуры Средней Азии.
Здание мечети, весьма своеобразное по своему конструктивному и планировочному решению, представляет собой кульминацию развития в Средней Азии монументальных столпно-купольных конструкций перекрытия из жженого кирпича (5, с. 29). Это редкий для XVI в. тип джума-мечети, ибо в это время и в этом регионе в основном возводились более традиционные по архитектуре джума-мечети с просторным внутренним двором типа джума-мечетей Калян и Ходжа Калян в Бухаре.

Второй и менее характерный, особенно для XV-XVI вв., вид джума-мечети представлял собой сооружения, состоявшие из крупного крытого многоколонного зала (т.н. “лес колонн”) без внутреннего двора, зачастую с монументальными столпно-купольными конструкциями, которые возводились в оазисе еще в X-XII вв. Из них сохранились мечети Магоки-Аттари в Бухаре (Х-XII вв.) и Диггарон (XI в.) в селении Хазара близ города Кермине.

В XVI- XVII вв. – в период экономического и культурного расцвета – в городе Бухаре как отголосок этих древних традиций были сооружены несколько столпно-купольных мечетей из жженого кирпича (Кульбаба Кукельташа – XVI в., Магоки-Аттари – перестройка в XVI в. и Магоки Курпа -XVII в.).

В разных населенных пунктах Бухарского оазиса сооружали также универсальные сельские столпно-купольные мечети, которые совмещали функции квартальной и джума-мечети. Благодаря монументальным столпно-купольным конструкциям из жженого кирпича эти сельские постройки называли Таш-мечетями, т.е. каменными, например, у села Гиджумак (XV в.) в Гиждуванском районе; в селе Вангази (XVI в.); в Вабкентском районе (XVI в.) и др. Таш-мечеть в селе Вангази выделяется более живописной объемной композицией, усовершенствованными планом и конструкцией.

Весьма ценные сведения о дате и заказчике строительства Таш-мечети и минарета в Вангази, содержащиеся в рукописи Бадриддина Кашмири “Равзат ар-Ризван ва хадикат ал-гилман”, выявил и перевел востоковед Б. Бабаджанов: “В селе Вангазе была каркасная мечеть, которая со временем обветшала. А ходжа Саад Джуйбари приказал разрушить эту мечеть и построить новую из жженого кирпича, а рядом возвести высокий минарет” (1, с. 49). Из текста Бадриддина Кашмири не очень понятно, какова именно была архитектура зала первой мечети, однако можно предположить, что обветшавшая к концу XVI в. мечеть в селении Вангази представляла собой крупное сооружение с каркасными стенами “кош-синч”. Примерно в 1580 г. Ходжа Калон дал распоряжение о перестройке этой мечети. Старые каркасные конструкции были разобраны, и на этом месте возведен новый многостолпный зал мечети, но теперь уже полностью из жженого кирпича с многокупольным перекрытием. Строительство этой мечети “велось около шести лунных лет и было завершено в 993 (1585-1586 гг.) году” (1, с. 49).

Архитектура мечети.
Таш-мечеть в Вангази сооружена на высокой (около 70 см) платформе и фронтально вытянута вдоль главного фасада. В её живописной объемно-пространственной композиции выделяются расположенные в центральной части монументальный портал и крупный голубой купол на высоком барабане. Прямоугольный план мечети размером 24х40 м включает единственный зал, перекрытый 2 крупными и 16 малыми одинаковыми куполами, покоящимися на мощных устоях-столпах. В плане выделяются три отсека: средний и боковые, расположенные по сторонам. В среднем отсеке на центральной оси здания размещены: портальный вход, вестибюль, перекрытый куполом диаметром 3,8 м; перед михрабом находится центральная часть зала, перекрытая голубым куполом диаметром 5 м. В глубине зала, напротив входа, в задней стене устроена глубокая ниша михраба, указывающая молящимся направление на Мекку. Два других боковых отсека идентичны по решению и представляли собой восьмикупольную двухрядную галерею (по четыре купола в каждом ряду) на трех мощных столбах. Каждый из шестнадцати одинаковых малых куполов диаметром 3,2 м опирается на стрельчатые арки со щитовидными парусами в углах. Во всех стенах мечети, кроме михрабной – западной стены, помимо главного входа устроены еще по 4 дополнительные двери со стрельчатыми окнами над ними.

Главный фасад мечети ориентирован на восток. Основной вход в нее выделен высоким порталом, украшенным неглубокими стрельчатыми нишами на пилонах и горизонтальным панно “китоба” с эпиграфическим орнаментом над тимпаном. Стены фасадов оставлены в кирпичной фактуре с расшивкой швов. Западный – задний фасад фланкирован по углам трёхчетвертными башнями “гулдаста”, в его центре сделан выступ на глубину михрабной ниши, по сторонам которого – по два стрельчатых окна.

Вероятно, в 1970-е гг. еще существовали такие элементы декора здания, как мозаичные панно в тимпанах входного портала, “в интерьере – сталактитовый свод михраба, отделанный также резьбой по ганчу (занджара) и кырмой (гирихи, вазоны)” (5, с. 29).

В интерьере, расчлененном мощными устоями, вся поверхность стен и плафонов оштукатурена ганчем. Зал относительно неплохо освещен крупными проемами, прорезающими высокий барабан большого купола в центре мечети. Это создает богатую игру света и тени в белых интерьерах. В оконные проёмы вставлены ганчевые решетки “панджара”. Двери украшены резным орнаментом, михрабная ниша – орнаментальной росписью.

Здание построено из крупного квадратного жжёного кирпича размером 29х х 29х 5 см. Полы выстланы кирпичом, уложенным плашмя.

Минарет.
Весьма выразителен возведенный вблизи Таш-мечети минарет высотой 24 м, в точности стилизующий по силуэту, оформлению и изяществу вабкентский минарет XII в. Сведения о дате возведения этой башни в Вангази весьма разноречивы. Мнения некоторых авторов близки друг другу и ошибочно указывают, на наш взгляд, не на дату строительства, а на время поздней реставрации минарета. Так, В. Нильсен датирует его XVIII в. Другая дата приводится в надписи на чертеже А. Балаева – “минарет Азизабат-1294″. Вероятно, так называли в середине прошлого века это сооружение, а дата 1294, скорее всего, указывает на год хиджры, соответствующий 1877 г. современного летосчисления. И, кроме того, по сведениям местных старожилов, в XVIII-XIX вв. минареты в селе Вангази и городе Вабкенте были реставрированы одним и тем же мастером. Видимо, это коснулось сталактитового карниза минарета в Вангази, который ныне имеет другой оттенок кирпича и упрощенно крупные сталактиты. Вероятно, эта дата поздней реставрации была введена в декор минарета, и многие исследователи, в том числе и А.Балаев, принимали ее за дату строительства.

Сохранившийся почти в первозданном виде минарет представляет собой типичный для бухарского оазиса образец сооружения этого типа, выстроенный в духе более древних региональных традиций. Издревле минареты были непременным атрибутом соборной мечети и предназначались для созыва мусульман на молитву. Они также имели весьма важное градостроительное значение – оживляли панораму города или села, служили надежным высотным ориентиром в застройке, отмечая место общественного центра с соборной мечетью, базарами, медресе и т.д.

В Средней Азии более распространенным был тип минарета с круглым, утончающимся кверху стволом, завершающимся арочным фонарем. Утоньшение ствола кверху, продуманная система внутренних связей и мощных оснований придавали минарету большую устойчивость. Конструктивно он состоял из внутреннего столба, вокруг которого вилась винтовая лестница, и наружной стенки кольцевого сечения. Кирпичные ступени, а также закладываемые по ребрам этих ступеней радиальные деревянные брусья соединяли внутренний столб и внешнюю стенку минарета, как бы армируя всю его конструкцию. Винтовая лестница вела на верхнюю площадку, оформленную в виде фонаря с арочными проемами, откуда муэдзины-азанчи созывали прихожан на молитву.

Одним из значительных среди сохранившихся в Средней Азии по своим масштабам, конструктивным и художественным достоинствам минаретов был бухарский минарет Калян (1127 г., высота около 47 м), который служил примером для подражания при возведении почти всех последующих минаретов Бухарского оазиса. Самым ранним ему подражанием был сооруженный спустя 70 лет – в 1197 г. – минарет при ныне утерянной соборной мечети в Вабкенте. По архитектуре он решен почти так же, как и Калян. Однако благодаря более стройным пропорциям ствола (диаметр в основании – 6,2 м, в верхней части – 2,8 м при высоте 40,3 м) вабкентский минарет кажется выше и выглядит изящнее своего бухарского прототипа, хотя он ниже его на 7 м.

Особенностью минаретов бухарского оазиса был слегка нависающий над стволом арочный фонарь с расклешенным кверху сталактитовым карнизом. После XII в. все, даже самые крупные, возведенные Ходжа Са’адом в XVI в. минареты оазиса – Гаукушон в Бухаре и минарет в Вангази по своим размерам были в 2-2,5 раза меньше своего прототипа. Наиболее схожий с Каляном по облику и пропорциям Гаукушон (1579-1580 гг.) был высотой 19, 5 м при нижнем диаметре ствола 4,8 м. Сооруженный в 1585-1586 гг. при Таш-мечети в селе Вангази минарет был самым высоким из возведенных в XVI в.: высота его – 24 м при нижнем диаметре 3,8 м, цоколь и фундамент были сложены из камня (8, с.2). Ствол украшен шестью поясами рельефной кладки и завершен восьмиарочным фонарем со сталактитовым карнизом в его основании и в завершении.

Весьма примечательно, что башня Гаукушон в г. Бухаре была малой копией минарета Калян, а башня в селе Вангази, расположенная вблизи г. Вабкента, являлась как бы уменьшенной копией вабкентского минарета. Это позволяет говорить об узколокальных чертах архитектуры минаретов в пределах единой школы бухарского оазиса.

Согласно исследованиям инженера А. Асанова, все среднеазиатские минареты имели ряд постоянных величин, связанных с прочностью сооружения и габаритами человека (9, с. 51). В вышеназванных минаретах помимо этих требований устраивались весьма прочные основания и соблюдались оптимальные пропорции. Благодаря этому минареты XII-XVI вв. Средней Азии сохранились на свою первоначальную высоту только в Бухарском оазисе.

В данной статье автором на основе собственного натурного изучения, обобщения и анализа литературного и архивного материала приведены результаты предварительного исследования по этапам сложения и архитектуре комплекса построек в селе Вангази. Всесторонние исследования по истории, истории архитектуры и отдельным памятникам этого села будут продолжены. В настоящее время заканчивается реставрация Таш-мечети и минарета в селе Вангази, благоустраивается территория самого комплекса, возрождена еще одна древняя святыня (зиератгох) Узбекистана с замечательными памятниками архитектуры XVI в.

Автор: Мавлюда Юсупова

Pin It

Comments are closed.