Киймешек

Выпуск №2 • 1331

“Нагыс тиккен он бармагы
зергер тарктан сым яилыды”
(пальцы вышивальщицы подобны
гибкой проволоке искусного ювелира).
Каракалпакская народная песня

Киймешек – непременный ритуальный атрибут одежды женщин-каракалпачек, входивший в комплект их приданого. После “кок кейлек” – обрядового синего платья в гардеробе каракалпачки, “киймешек” – нагрудно-головное одеяние также относится к числу “знаковых” и несущих большую информативную нагрузку. Научные исследования этого достаточно зашифрованного в орнаментальном отношении одеяния не позволяют еще полностью выявить его смысловое назначение. Возможно, ответ на этот вопрос мы получим в будущем, если окажется не прерванной “связь времен”.

В данной же статье мы даем лишь общее представление о киймешеке, без которого до 30-х гг. ХХ в. не мыслился общий комплект одежды каракалпакской женщины. Он вышивался девушкой перед свадьбой в родительском доме, а надевался впервые в день ее приезда в аул будущего мужа. Женщины из аула помогали невесте одеть киймешек перед входом в юрту жениха и напутствовали ее к новой жизни. Хранить же киймешек было принято всю жизнь, дабы не стать грешницей (“намаз буйырмайды).

Своеобразный крой и общий вид традиционного киймешека, разложенного на плоскости, напоминает по форме сидящую птицу с раскрытыми крыльями. Этой форме подчинены 3 основные его части – передняя (“киймешек алды”), плечевая (“ийип кара”) и задняя (“куйрукша” – хвост). Безрукавная накидка закрывала всю верхнюю часть туловища женщины: голову, плечи, спину, грудь, руки, то есть те части тела, которые, согласно космогоническим представлениям древних, относятся к сферам поверхности Земли и верхнего Мира (1, с. 223). Похоже, что в подобных накидках с нагрудниками ходили еще древние согдийки, о чем свидетельствуют найденные археологами статуэтки женщин в одеждах, напоминающих киймешеки.

А.Е.Россикова, побывавшая в Каракалпакстане еще в начале XX в., так описывала этот своеобразный нагрудно-головной наряд: “…для выходов во все торжественные случаи они (каракалпакские женщины) надевают колпак, известный под названием “кимишекесте”. Шьется он следующим образом: из какой-нибудь материи вырезается прямоугольный треугольник, в середине которого делается круглое отверстие величиною с лицо взрослого человека. Отверстие оторачивается каемкой и все свободные места вокруг него зашиваются разноцветными шелками, причем шитье совершенно такое, как вышивают наши малороссы – мельчайшими крестиками, но узоры этого шитья не имеют ничего общего с нашими русскими или малоросскими. К треугольнику двумя сторонами пришивается большой шелковый – бухарского производства платок…, таким образом, чтобы угол платка приходился к углу треугольника: свободными концами платок ниспадает по спине до самого пола. Получается нечто, напоминающее кавказский башлык. Кимишекесте надевают на голову, прикрывая спереди грудь; открытым остается только лицо, для которого и делается отверстие”(2, с. 280-289).

К вышесказанному можно добавить, что бухарский шелк с абровым узором (“падшои”) использовался в качестве накидки на спину только для “кзыл (красных) киймешеков”, носимых молодыми женщинами. Ставший традиционным, он был почти всегда одинаков по дизайну и цветовому набору: красно-зелено-желтым. К краям накидки дополнительно пришивалась богато расшитая нижняя кайма под названием “киймешек куйрык”.

Пожилые женщины носили сходный по покрою, но более скромный по цвету “ак (белый) киймешек” из хлопчатобумажной ткани, сшитый специально для них невесткой. Нагрудная часть “кзыл киймешека” состояла из суконного красного равнобедренного треугольника, усеченного сверху. Она называлась “киймешек алды”. Поверхность киймешека покрывалась богатой тамбурной вышивкой с элементами растительного, зооморфного и геометрического орнаментов, а также в виде стилизованных предметов домашнего обихода. Наиболее распространенными были S-образные элементы, роговидные мотивы, равноконечные кресты с элементами трилистника на концах, прямоступенчатые квадраты и ромбы с отростками по внешним краям. Узоры “коралы гуль” (цветок огороженный), “ерик гуль” (цветок урюка), “туйе табан” (верблюжий след) использовались достаточно часто при орнаментации кзыл киймешеков. Мотив “муйиз “(рога) – древний символ скотоводческих племен применялся в бордюрах этого вида одежды. Вертикальные и горизонтальные узорные полосы “киймешек олды” органично дополняли друг друга и составляли одну сложную композицию, в центре которой располагалась черная горизонтальная вставка из сукна – “орта кора” (шириной 4-6 см), ее края, трапециевидно расположенные по отношению друг к другу, были направлены вверх и повторяли линию общего покроя. Нижние и боковые стороны обрамляла “шеттеги кара” – черная узкая полоска с одним или двумя рядами орнаментов. Кзыл киймешек, вероятнее всего, был связан с культом плодородия и обладал охранной силой для женщин в детородный период их жизни. Передняя же часть ак киймешека (ак киймешек алды) украшалась вышивкой в виде вертикальных орнаментальных полос, выполненных, как правило, крестом.

Каракалпакские умелицы владели разнообразными техническими приемами вышивки. В зависимости от ее типа подбирались и определенные швы (“ильме”, “жона тгис”, “куртарып тгис”), орнаментальные образы и узоры (“омыртка”, “кой тыс”, “гарга туяк”, “сырга” и другие). Это был своеобразный апофеоз навыков, умения и секретов национальной вышивки, которыми девушка овладевала уже к 14-16 годам. Каждый из киймешеков – это сугубо индивидуальная разработка своего будущего свадебного наряда, созданного нитью и иглой.

Образы, возникавшие в воображении каракалпакских вышивальщиц, были, безусловно, связаны с реально существующими или когда-то существовавшими предметами. Стилизованные в вышивке, они, с одной стороны, выполняли роль “оберега” и были связаны с религиозно-магическими представлениями, а, с другой – несли самостоятельную эстетическую функцию.

Ознакомившись со многими образцами такого уникального вида одежды, как киймешек, нельзя не заметить, что при всей художественной самобытности каракалпакской вышивки прослеживается ее параллель с орнаментикой туркмен, хорезмийцев, башкир, чувашей, марийцев и даже с мотивами искусства народов Западной и Восточной Сибири. Г.И.Соловьева отмечает: “Язык орнамента легче понять и усвоить, чем чужую незнакомую речь, и это определило проникновение орнамента одного народа к другому” (3). При этом киймешек – явление уникальное, бытовавшее в степях Приаралья – “основной территории этногенеза каракалпаков”(4, с. 493). К сожалени?, давно вышедший из употребления, он остается уникальным образцом набора орнаментальных мотивов, многообразия приемов построения узоров и богатства цветовых сочетаний в творчестве талантливых мастериц Каракалпакстана.

Автор: Ирина Богословская

Pin It

Comments are closed.