Капители – колонны из Миздахкана

Выпуск №2 • 1340

Городище Миздахкан находится на юге автомобильной трассы Ходжейли – Куня-Ургенч Каракалпакстана. Оно состоит из трех частей: античного, домонгольского, города (Гяур-кала), религиозного центра (холм Мазлумхан-сулу) и значительной по площади территории неукрепленного города золотоордынского периода (XIII-XIV вв.) (1, с. 566; с. 191). Последний представлен остатками кварталов, улиц, холмиков с богатым керамическим отвалом. Здесь в 1985-1999 гг. проводились раскопки, в результате которых были вскрыты кварталы городских жилищ, гончарные печи, маслобойные и винодельческие мастерские (2).

В 1989 г. в Восточном квартале № 2 раскопан дом (№ 10), состоящий из девяти помещений с домашней молельней размером 4,55 х 5,45 м. Стены помещения, за исключением его нижней части, целиком сложены из сырцового кирпича. В глубине комнаты, вдоль южной стены, начиная с уровня пола, сооружен лавкообразный выступ шириной 0,60 м, длиной 4,45, высотой 0,45 м. В середине выступа углубление – михрабная ниша размером 0,77 х 0,45 м. Стенки михраба и нижняя часть стены оформлены выступом – панелью, которая на высоте 0,40 м от уровня пола покрыта облицовкой – шлифованным спаренным жженым кирпичом с изразцами “бантиками”, растительным орнаментом под голубой поливой “хорезмийского типа”. “Бантики”, за некоторым исключением, повторяют формы и узоры изразцов-перемычек мавзолея Мазлумхан-сулу (3, с. 71, илл. 3). Передние углы ниши михраба справа и слева от входа увенчаны капителями, анализу которых посвящена данная статья.

Обнаруженные археологические памятники восполняют знания об уровне архитектурного декора в зодчестве Хорезма XIII-XIV вв., повлиявшего не только на архитектурное строительство степных городов Золотой Орды, но и сопредельных регионов Средней Азии и Северного Кавказа. Фронтальная поверхность капителей сплошь покрыта майоликой, что типично для хорезмийской архитектуры первой половины XIV в. При визуальном осмотре кажется, что они выполнены в одной технике, имеют одинаковый колорит (насыщенная бирюзовая полива) и орнаментальные мотивы, размеры также идентичны (23,5 х 9 см). На самом же деле орнаментальная композиция различна. Левая капитель расчленена на три орнаментальных ряда, каждый из которых украшен рельефным растительным и эпиграфическим орнаментом. В верхнем ряду на симметрично расположенных гранях размещен “лирообразный” орнамент, образованный сплетающимися растительно-цветочными побегами черного цвета; между ними – тончайшая штриховка. Общий контур крупного растительного орнамента подчеркнут черно-белой полосой. Свободное пространство верхнего ряда в углах завершается выемками темно-синего фона. Под верхним рядом идет горизонтальная полоса, оконтуренная черной линией с белыми рельефными точками внутри. Нижний орнаментальный ряд отделан арабской надписью почерком “насх”, что подчеркивает сакральную значимость декора капители. Белую рельефную надпись подчеркивает темно-синий фон. В целом орнаментальная композиция нижних рядов опоясывает четырехгранный ствол колонок.

Правая капитель по размерам и форме такая же, как и левая. Элементы растительного лирообразного орнамента идентичны, но композиция иная. Так, среди переплетающихся двулистников, трилистников и стеблей, в месте смыкания побегов цветы образуют орнаментальную цепочку розеток. Их фон заполнен мелкими черными точками. Пояс с арабской надписью отсутствует, вместо него – рельефный волнообразный орнамент в виде “парящего облака”. Он напоминает аналогичный по очертанию узор из кашинной керамики золотоордынского Хорезма (4, рис. I, 1-2). В общем в орнаментации капителей присутствуют все элементы, характерные для хорезмийской школы и известные по архитектурному декору мавзолеев Хивы, Куня-Ургенча и Миздахкана XIII-XIV вв.

Мотивы “арабской вязи”, “лирообразного” узора, “парящих облаков”, “рельефной точки”, цепочка “розеток”, трилистники используются также в декоративном убранстве мавзолея Наджимаддина ал Кубра (20-30-е гг. XIV в.), Махмуда Пахлаван (30-е гг. XIV в.). Типичен и колорит декора, сочетание подглазурной черной росписи с рельефным орнаментом, использование ультрамарина (кобальт), бирюзовой поливы и белого ангоба. Все эти цвета хорошо известны и по бытовой (посудной) керамике Хорезма XIII-XIV вв. В чуть измененном виде элементы композиции капителей Миздахкана находят близкие аналогии в шедеврах Шахи-Зинда (Безымянный мавзолей – 1360-1361 гг., Туркан-ака – 1372 г., мечеть Туман-ака – 1405 г.). Изящный “лирообразный” орнамент исполнен в виде перевернутой арки “Т”-образным верхом. В специальной литературе различные варианты этого орнамента именуются “даурипоя” (5, с. 76).

Возможно, разнообразные приемы архитектурного декора Хорезма появляются в зодчестве Мовароуннахра после походов в Хорезм Амира Темура в 1372-1388 гг. Терракотовые капители существовали в среднеазиатском зодчестве на протяжении всего средневековья и дошли в культовой архитектуре до наших дней. Ранние образцы их известны в архитектуре Мовароуннахра с XII в. Так, михрабная ниша мавзолея Хакима ат Термези (XI-XV вв.) окаймлена колонками – капителью, но они отделаны изразцами типа “бантиков” без поливы (6, с. 69). Малоформатные майоликовые капители украшают усыпальницы Ходжи Ахмада (середина XIV в.), Туркан-ака (1372 г.), встречаются в комплексе Шахи Зинда (5, с. 69) и мечети Сайд Ата (XVIII в.) в Хиве (7, с. 139).

В отличие от убранства монументальных построек терракотовые капители Миздахкана являются принадлежностью домашней молельни. Памятники этого рода в Хорезме пока не известны. Таким образом, капители из молельни позволяют установить связь и преемственность архитектурного убранства Хорезма XIII-XIV вв. с группой памятников того же типа в Мовароуннахре. Они представляют значительный интерес для изучения хорезмийской архитектурной керамики, а кроме того, свидетельствуют о широкой распространенности богатых приемов архитектурного декора не только в Ургенче, но и в других торгово-ремесленных и религиозных центрах Хорезма.

Автор: М.Ш.Кдырниязов

Pin It

Comments are closed.