Керамика Байсуна

Выпуск №2 • 2894

Во время проведения второго Международного фестиваля фольклорного искусства “Бойсун Бахори” (с 14 по 19 мая 2003 г.), в рамках которого проходила также Международная научная конференция по проблемам сохранения традиционных промыслов Байсунского региона, нами был проведен поиск следов керамического производства в Байсуне. Основанием для этого послужили широко распространенные здесь керамические игрушки-свистульки, которые продавались гостям фестиваля. В результате поисков мы узнали о мастере-керамисте Эшанкулове Иззатулле 1930 г. р., проживающего по улице Ш.Рашидова. К сожалению, с середины 1990-х годов мастер по состоянию здоровья не работает. По свидетельству мастера Иззатуллы, в их роду все были керамистами, а род их происходит из известного своими ремесленниками села Баховвудина Накшбанди под Бухарой. Керамистами были и его отец, Караев Эшонкул, и дед, усто Кара Жебачи (переводят как милиционер), с которым и связывают переезд предков из Бухары в Байсун, и прадед, Усто Бабахай, и прапрадед, Усто Ахмад, – это последнее имя в роду, которое помнит мастер Иззатулла.

Мастерскую во дворе Иззатуллы, которая простаивает около десяти лет из-за болезни хозяина, построил Караев Эшанкул в 1927-1928 гг. По рассказам мастера Иззатуллы, его дед Кара Жебачи переехал в Байсун примерно в 1880-х годах и женился на местной девушке.

IСам Иззатулла начал работать с 15 лет. Глину брал из Пассурхи – селения, находящегося в 3 км от Байсуна. Использует свинцовую глазурь – кургаши. От щелочной глазури Ишкор отказался из-за того, что она съедает кожу рук. Ремеслу керамиста научился у своего отца. По сведениям Иззатуллы в Бухаре в начале ХХ в. работало, помимо Усто Кара Жебачи и Усто Эшанкула еще 5 кулолов: Усто Мамасаид (дядя Усто Эшанкула и соответственно брат Усто Кара Жебачи), Усто Тура, Усто Фозил, Усто Гофур, Усто Боймурод. Иззатулла в возрасте 12 лет продавал керамику этих мастеров на базаре в Байсуне и, по его воспоминаниям, ассортимент этой керамики был весьма широким: коса, тобок, хурма, пиала, куза, офтоба, тубак, свистульки разных форм – в виде птичек (чумчук-симон), козликов (така-симон), баранов (кучкор-симон) и свирелей (най).

Сам Иззатулла изготовлял ляганы, тагора, куза, туф дон (плевательница), хумы и др. По нашей просьбе хозяева нашли в сарайчике несколько старых поливных блюд и два неглазурованных кувшинчика. Одно из блюд с узором “панча” – пятерица (веточка с пятью лепестками) является уникальным. Аналогов ему в известных образцах центральноазиатской керамики ХХ в. нет. Блюдо выполнено в технике калами: на светлом фоне – нежные разводы сине-голубых и зеленоватых цветов, которые создают очень красивую и впечатляющую живописную палитру. В данном случае мы скорее всего имеем дело с традиционной керамикой Бухары, о существовании которой имеются сведения, но образцы которой не известны. Эта традиция была сохранена благодаря передаче из поколения в поколение секретов ремесла. Остальные два блюда не столь живописны – они по стилю резко отличаются от блюда с орнаментом “панча” и выполнены скорее в керамическом цехе при Шелкоткацкой фабрике как серийная продукция. Впрочем, такого рода керамика встречается и у других мастеров Сурхандарьи (например, у Зухура Расулова из Денау). По сведениям мастера, изделия с глазурью производили только мастера их династии, что свидетельствует в пользу того, что остальные мастера представляли местную ремесленную традицию, связанную больше с изготовлением неполивной хозяйственной посуды.

Племянник мастера Тура Эшанкулов – также керамист-игрушечник. Он родился в 1954 г. и сейчас продолжает работать инженером-электриком на Байсунской шелкоткацкой фабрике, при которой в 1950-е гг. был создан керамический цех. Именно в этом цеху еще в 1983 г. работали братья Эшанкуловы, а также ученик Усто Иззатуллы Худайкул Юлдашев и мастер из Самарканда Усто Дадахан. Усто Тура изготовлением игрушек-свистулек стал заниматься относительно недавно, в 1990 г. Они двух типов: зооморфовидные (в виде птичек и животных) и в виде укороченных свирелей (най). К сожалению, он не владеет всеми навыками гончарного промысла. Между тем у мастера хранятся прекрасные керамические глазурованные и неполивные изделия, созданные некогда его отцом – мастером Назрулло Эшанкуловым. Это красивое желто-охристое блюдо с редким гравированным узором в виде розетки с растительными окончаниями, небольшая такого же колорита чаша-коса, неглазурованные кувшинчики, об-хура (парные сосудики для птиц в клетке), а также уникальная свистулька-кувшинчик (кузача-ишпулак). Глазурованные блюдо и чаша выполнены в традициях известной ургутской желто-охристой керамики с гравированным рисунком, однако своеобразие орнаментики большого блюда наводит на мысль о возможности восхождения истоков и этой керамики, так же, как и блюда с узором “панча” к традициям Бухарской школы.

По признанию мастера Туры, когда он был молодым, спрос на керамические изделия резко упал, поэтому он не придавал значения освоению навыков изготовления керамической посуды. По его мнению, он мог бы заняться восстановлением традиций своего отца – есть образцы его изделий и жив дядя Иззатулла, который несмотря на болезнь, еще может поделиться секретами своего мастерства и научить работать на бездействующем уже около десяти лет гончарном круге и обжигать в печи.

Обжиг игрушек производится в хумдане – небольшой печи с прямоугольным проемом с железной решеткой внизу, на которую укладываются просушенные игрушки – их помещается на один обжиг около 300 штук. Глину мастер берет в кишлаке Пассурх, откуда брали глину для своей керамики братья Эшанкуловы. Один или два мешка хватает на 20 дней. Привезенную глину размельчают, дважды просеивают, а затем замачивают в специальных ванночках, сделанных из деревянных рамок, обвязанных простой материей – бязью. Глина замачивается на трое суток. На 20 кг земли уходит примерно 9 литров воды. Из глиняного замеса берутся отдельные куски для лепки игрушек. В день мастер делает их около 30 штук. После лепки игрушка сушится один – два часа, и лишь потом делаются отверстия для свиста. После этого изделия высушиваются окончательно, в течение одного – двух дней, затем ставятся в печь, где помещается около 300 – 400 игрушек. Для того, чтобы подготовить одну партию для обжига, у мастера уходит около десяти дней. Процесс самого обжига занимает 2 часа, на это уходит около ведра угля. По словам Туры Эшанкулова, его игрушки продаются в Самарканде, Бухаре и Карши.

Изготовлением игрушек занимается и уроженка Байсуна Эшанкулова Пардахон. Ее отец Эшанкулов Халбай – из династии керамистов Эшанкуловых, также работал керамистом в известковом цехе при Шелкоткацкой фабрике Байсуна. Пардахон научилась изготовлять игрушки у своего отца. Делает примерно такие игрушки, как и ее двоюродный брат Усто Тура – птичек и свистульки-най. У него же делает обжиг своих игрушек. Она пытается делать и скульптурные фигурки различных птиц и животных, но отсутствие навыков приводит к китчу. По ее словам, ее старший брат Эсон Холбаевич Эшанкулов, проживающий в Шахрисабзе, тоже делает игрушки.

Более детальное исследование генезиса и развития Байсунской керамики еще впереди, но уже сейчас можно говорить о маленькой научной сенсации – впервые выявлен никогда ранее не упоминавшийся в научной литературе центр байсунской поливной керамики, истоки которой восходят к традициям исчезнувшей бухарской школы. Также впервые выявлено изготовление байсунских игрушек-свистулек, которые ранее не были освещены в научной литературе. Сегодня исключительно важным представляется вопрос возрождения байсунской поливной посудной керамики и дальнейшее развитие производства игрушек-свистулек, и в этих целях необходимо создать условия для возрождения байсунской керамики.

Автор: Акбар Хакимов,
Сурайе Алиева

Pin It

Comments are closed.