Традиционное наследие в узбекской музыкальной эстраде

Выпуск №4 • 2241

Формирование узбекской музыкальной эстрады как нового направления в поп-культуре относится к 50 – 60-м годам XX в. Именно с этого времени все более актуализируется создание в эстрадной музыке своеобразного национального стиля. При этом слияние (синтез) этого нетрадиционного для узбекской культуры вида искусства с традициями национальной музыки становится важной творческой задачей. Однако данный художественный процесс протекал неоднозначно и имел свои особенности. Так, если первые творческие опыты в этом направлении по стилю больше напоминали характерное для того времени направление “псевдоджаз”, то в 70-е годы в связи с появлением большого числа вокально-инструментальных ансамблей начинается практическое освоение различных проявлений рок-музыки. В формировании и развитии музыкальной эстрады значительную роль сыграли эстрадно-симфонический оркестр при республиканском Радиокомитете, а также такие ведущие вокально-инструментальные группы”", как “Ялла”, “Синтез”, “Наво” и др. Дня практики этих коллективов характерен творческий подход к интонационно-ритмическим основам узбекской музыки и создание на этой базе оригинальных образцов национальной эстрады. Так, группа “Ялла” в числе первых обратилась к жанру эстрадной обработки народной музыки и на ее основе сумела создать своеобразный национальный фольк-рок. Пример этому – такие песни ансамбля, как “Бойчечак” (“Подснежник”), “Юмалаб-юмалаб”, “Яллама-ёрим”, “Каргалар”, “Мажнунтол” (“Ива”), ‘Тайра-гайра”, вошедшие в его золотой фонд. Кроме того, данный творческий поиск увенчался созданием ряда авторских песен в сфере эстрадной музыки, в числе которых такие, как “Чайхана”, “Учкудук”, “Дутор, танбур янграса”, “Лицо возлюбленной моей” и “Шахрисябз” (1, 70 – 75-бет).

В настоящее время узбекская музыкальная эстрада переживает сложные процессы стилевых поисков. Так, в репертуаре известных в республике эстрадных групп наряду с жанрами традиционной музыки присутствуют и отдельные номера в стиле рэп, рейв, техно-соул, фьюджен, ска, регей и латинский рок. Вместе с тем наблюдается и просто “слепое” подражание европейским и восточным рок-группам (2, 139 – 140-бет). Сфера эстрады стала аккумулировать в себе различные по форме и содержанию потоки интонаций. Конечно, в этом процессе прослеживается и положительный опыт решения национального художественного стиля в отдельных песнях таких групп, как “Каре” (“Чипродалли-далли”, “Ёр-ёр, ёроней”), “Ташкент” (“Бедана”), “Манзур” (“Мени ёр дема”), “Нола” (“Назо-кат”, “Сенсан севарим”), “Шахзод” (“Уйнайсан”, “Келинчак”), “Сидериз” (“Унутма”), “Аср” (“Курбон буламан”) и другие.

Следует подчеркнуть, что творческое обращение к жанрам музыкального наследия в узбекской эстрадной музыке – факт, заслуживающий особого внимания. В этом плане эстрадные певцы или группы, исполняющие в аранжировке песенные образцы народной или классической (профессиональной) музыки, заслужили симпатию огромной слушательской аудитории. Между тем интерпретация традиционной музыки на узбекской эстраде многообразна, и ее можно подразделить на следующие виды:
а) аранжировка народных обрядовых и трудовых песен;
б) аранжировка песенных (ашула) и инструментальных мелодий, созданных бастакорами (бастакор – создатель, автор музыкальных произведений традиционной музыки);
в) аранжировка жанров профессиональной традиционной музыки.

В музыкальной практике аранжировка жанров народной музыки приобретает всё более устойчивый характер. По мнению специалистов, зачастую именно в такой форме и происходит первое ознакомление молодого поколения с народной и профессиональной музыкой устной традиции. По этой же причине “направление эстрадной музыки, вбирающее в себя жанры от календарных песен до жанров кушик, терма, лапар, ялла, ашула (“Ёмгир-ёголок”, “Бойчечак”, “Марварид”, “Умуфу”, “Мажнунтол” и др.), можно оценить как своеобразную форму пропаганды и бытования музыкального фольклора в городских условиях” (3, 139 – 140-бет). В годы независимости начинания группы “Ялла” по созданию национального эстрадного стиля нашли свое продолжение в творчестве исполнителей нового поколения, в частности, Равшана Намазова, Сайёры Казиевой и Махмуда Намазова.

Примечательно, что в лабораторию творческого поиска группы “Ялла” в основном были привлечены жанры узбекской народной музыки Фергано-Ташкентской локальной зоны (4, с. 53 – 55). В творчестве Р.Намазова, С.Казиевой и М.Намазова наблюдается своеобразная трактовка музыкальных жанров, характерных исключительно для Сурхандарьинской локальной зоны. В частности, М.Намазов, имея целью “довести чарующие напевы Сурхандарьи не только до сердца каждого жителя нашей республики, но и всего мира” (5, 153-бет), в своем творчестве часто обращается к локальным разновидностям жанра терма, а также певческой “горловой” манере – бахши. Сказанное наблюдается в таких его песенных номерах (терма), как “Оху-во”, “Ойбулак”, “Гулдана”, “Кунгироти”, “Бой бола”, “Ведана чертмак”, “Гулпари”, “Аламо”. Видимо, близкие по духу народным напевам песни “Севиб севилмаган киз”, “Сурхандарё кизи”, “Бахшиёна”, “Согинч”, “Яхши одамлар”, “Нигох” и другие, получившие признание у слушателей, также явились результатом плодотворных стилевых поисков. Помимо этого, М.Намазов в поисках создания фолькрока умело использует практику привлечения таких народных инструментов, как сибизга, чангкабуз, палочки, шиллаук, домбра и др. Вместе с тем в отдельных его аранжировках (например, в первом варианте песни “Гулдана”) встречаются характерные элементы джаз-рока.

В эстрадной программе С.Кази-евой основное место занимают обрядовые и народные песни селения Байсун Сурхандарьинского вилоята. К примеру, в песнях “Ха дурси” (аранжировка Б.Минглиева), исполняемой в процессе выжимания винограда, “Лолача” (аранжировка Б.Минглиева) – при сборе тюльпанов, “Яку-як” (аранжировка У.Азима), которую поют при “изгнании враждебных злых сил”, недугов, “Халиняак” – байсунской свадебной песни (ёр-ёри, аранжировка Б.Минглиева), “Бойчечак” (аранжировка М.Бекмурадова), в народной песне “Доги-дог” (аранжировка М.Бекмурадова), “Кошгинангиз камонли жоним” (аранжировка Р.Махмудова), “Бегона килиб” (аранжировка Р.Махмудова) были успешно синтезированы жанры байсунского музыкального фольклора с элементами эстрады. С.Казиева так же, как и М.Намазов, часто обращается к тембрам местных народных инструментов (сибизга, най, думбира, дойра) и тем самым как бы еще раз подчеркивает характерные черты этой локальной зоны.

Отметим, что в узбекской музыкальной эстраде формируется такая тенденция, как обращение к творческому наследию бастакоров а также репертуару известных певцов-хафизов. В частности, в настоящее время в эстрадном варианте можно услышать классические песни бастакоров Юпуса Раджаби (песня “Куйгай”, исп. Азиз Раджаби), Мухтарджана Муртазаева (“Фаргона тонг отгунча”, исп. Тулкин Хайда-ров), Арифхана Хатамова (“Хох инон”, исп. группа “Нола”, “Ох, ким” исп. группа “Сарбон” и “Коши ёсинму дейин”, исп. Улугбек Атаджапов), Допи Закирова (“Эй сабо” исп. Салахиддин Азизбаев), а также песни хафиза Камилджапа Атапиязова (“Догиман”, исп. Джахангир Атаджанов) и известного певца Таваккаля Кадырова (“Фасли навбахор”, исп. Илхом Ибрагимов и “Ух-шайдику”, исп. Аваз Алимов) и др. Заметно возросло в последние годы участие музыкальной эстрады в различных массовых церемониях и, главным образом, в свадебных обрядах. На такого рода торжествах становится традиционным исполнение в эстрадном стиле вокальных частей макомов, а также других песенных жанров профессиональной музыки. Образцы аранжировок такого типа всё большее место занимают на республиканских телерадиоканалах и, к сожалению, высокая классика зачастую именно в такой форме преподносится широкому кругу слушателей. В этом плане весьма показательна передача “Кухна оханглар” (“Старинные мелодии”), выходящая в эфир по телеканалу “Ёшлар”. Название передачи, на первый взгляд, подразумевает пропаганду произведений традиционной музыки, однако на самом деле в ней большую часть эфира занимают эстрадные обработки музыкальной классики. Произведения профессиональной музыки, созданные нашими великими предками, в результате различных современных обработок в стиле музыкальной эстрады подчас значительно теряют свою глубокую содержательность, а значит – высокую художественную ценность.

Кроме того, погрешности такого рода обработок допускаются уже в процессе записи на студиях. Как известно, в большинстве случаев роль аккомпаниатора (ритм-секция) программируется на клавишных инструментах, затем на них “наслаиваются” народные инструменты, в результате живое звучание национальных инструментов начинает зависеть от ритмизованной палитры, становясь частью общего потока “механизированности”. Если бы партии ритм-секции (гитара, бас-гитара, клавишные и ударные инструменты) так же, как и народных инструментов, исполнялись непосредственно во время записи той или иной песни, то, думается, можно было бы достичь более высоких творческих результатов.

Следующий негативный момент непосредственно связан с “возможностями певцов, у которых отсутствуют специальные навыки исполнения традиционных произведений. В особенности это заметно при исполнении эстрадными певцами произведений профессиональной музыки. Образцы традиционной музыки требуют от исполнителя высокого мастерства и большой внутренней духовной культуры, а также знания основ традиционной школы “устаз-шагирд” (мастер-подмастерье). Обращение к жанрам музыкального наследия в разрезе музыкальной эстрады – процесс чрезвычайно ответственный и сложный, а потому его практическое решение возложено на плечи исполнителей высокого класса.

Таким образом, на сегодняшний день практика творческой аранжировки и использование художественных элементов образцов традиционной музыки остаются одной из особо актуальных задач узбекской эстрады. Данный процесс, помимо знания многовековых традиций художественного наследия, требует от исполнителя достаточной осведомлённости и в направлениях современной музыкальной эстрады. Бесценный опыт мировой музыкальной эстрады – яркое свидетельство тому.

Автор: Давлат Мулладжанов

Pin It

Comments are closed.