Новый памятник первобытного искусства в Центральной Азии

Выпуск №1 • 1311

Долина Кашкадарьи вплоть до 2001 г. оставалась “белым пятном” на карте первобытных памятников Узбекистана. Лишь подъемные находки в долине Танхаздарьи, где были обнаружены отдельные остатки кремневых изделий, да труднодоступная пещера по Такаликсаю на перевале Тахтакарача, где в свое время Д.Левом было найдено несколько изделий из камня мустьерского времени, указывали на то, что долина Кашкадарьи обживалась человеком каменного века.

Во время разведочных работ, проводимых осенью 2001 г. по правобережью Кашкадарьи, в 25 км к северо – западу от г. Китаб, при обследовании долины Аякчисая, склоны которого сложены из хорошо карстующегося мраморизованного известняка, была найдена и обследована целая серия пещер и гротов, в двух из которых находились остатки жизнедеятельности человека каменного века. Большая удача ожидала нас в соседней долине Куруксая, где, согласно информации доцента Каршинского ирригационного института А.Жуманова, находились навесы с непонятными изображениями, нарисованными красной краской. Сообщалось и название этого местонахождения – Сийпанташ.

Уже в г.Карши при демонстрации А.Жумановым любительских видеосъемок, зафиксировавших отдельные рисунки Сийпанташа, стало понятно, что перед нами – уникальный памятник искусства далекого прошлого, а знакомство с ним на месте превзошло все ожидания. Рисунки Сийпанташа были нанесены когда-то на стенах и потолке округлых навесов под грано-диоритовыаcи глыбами к северу от поселка Куруксай. Под сводами основного навеса по гладкому скальному ложу постоянно струится прозрачная родниковая вода, которая по склону стекает в русло Куруксая. Эти струи воды, в свое время испаряясь в течение тысячелетий, образовали полые навесы под скалами грано-диоритов, лежащих по склону Куруксая. Гладкие поверхности основного свода и несколько боковых быebи покрыты группами разнообразных символических знаков, исполненных живописной охрой различных оттенков – от темно – коричневого и бордового до розового и желтого. Сюжеты живописи, в отличие от двух известных в Средней Азии памятников первобытного искусства долины Зараутсая и пещеры Шахты, где были изображены сцены охоты на диких животных, носили геометрический характер. Однако это не был досужий орнаментализм прикладного характера. Это были символические изображения солнца в виде креста или круга с точкой или крестом в центре, стреловидные изображения, цепочки ромбов или ряды черточек. Один из таких рядов насчитывает 28 черточек, что совпадает с количеством дней месяца лунного цикла. В центре свода находится схематизированное силуэтное изображение дикой коровы или быка, близкое по стилю изображениям быков из Зараутсая.

На своде, под нишей в соседней скале, видны отпечатки рук, небольших, с изящными удлиненными пальцами, возможно, женских. Видимо, это отпечатки рук тех, кто занимался художественным творчеством, украшая символическими знаками своды этого уникального творения природы. Можно предположить, что это святилище первобытного человека, ритуалы священнодействия в котором осуществляла женщина. Ею же наносились символические знаки, преисполненные для нашего далекого предка глубокого смысла и значения. Уместно отметить, что и сейчас это место почитается как сакральное, помогающее роженицам, бездетным и больным. По сей день здесь режут жертвенный скот, петухов в честь духа мифического Сийпанташота, т.е. в понимании современных жителей это – местонахоe6дение святого духа-исцелителя.

Чтобы оценить значение открытия живописи Сийпанташа, следует вспомнить о прекрасных по выразительности образцах первобытного пещерного искусства Франции и Испании, Восточной Европы и Сибири, обнаруженных в конце XIX – XX вв. Это известные пещеры Кастильо, Альтамира, Ляско, Фон-де-Гом, в России Капова пещера, Шишкинская писаница на берегу р.Лены, Зараутсай в Узбекистане в долине Сурхандарьи. Эти знаменитые древнейшие памятники изобразительного искусства не только представляют собою изумительные по реализму произведения примитивного искусства, изображающие бизонов и мамонтов, лошадей и быков, служивших основными объектами охоты и жизнеобеспечения первобытного человека, но и позволяют впервые заглянуть в духовный мир наших далеких предков.

На известных в Средней Азии древнейших первобытных памятниках искусства, грота Зарауткамар и пещеры Шахты, датируемых мезолитической эпохой, сцены охоты на быков, кабанов, медведей выполнены охрой по скальной поверхности. Изображения же Сийпанташа демонстрируют развитие искусства условных символов (если не считать единственной фигуры дикого быка в центре основного “полотна” или “галереи” изображений основного свода святилища). Следует отметить, что это изображение близко по манере исполнения изображениям быков Зараутсая, являвшихся объектом добычи охотников с луками и собаками. На рисунке Сийпанташа бык или корова имеет непропорционально укороченные ноги, голова с двумя едва заметными рожками неправдоподобно уменьшена, или e3олова животного повернута назад, как часто трактуется в палеолитическом искусстве. В этом случае рогом животного может быть дуговидная линия над его головой, а брюхо его непомерно увеличено, чем резко отличается от поджарых длиннорогих быков Зараутсая. На спине выделяется небольшой бугор, характерный для зубровидной породы этих животных. Фигура животного трактована статично с широко расставленными ногами, как у изображений быков Зарауткамара. Изображение быка, как известно, во всех наиболее архаических мифологических циклах связано с лунарной символикой, а изображение коровы, очевидно, отражает сцену рождения нового месяца. В то же время бык – бог грозы и дождя, и рождение нового месяца всегда связано с осадками. Изображения лунного календаря в виде ряда из 28 – 30 точек или черточек типичны для палеолитического искусства.

Часто встречающиеся стреловидные знаки типичны для охотничьей тематики изображений эпохи палеолита и мезолита. Есть более сложные и нестандартные сюжеты, такие, как нанизанные вдоль одного стержня стреловидные знаки, образующие фигуру в виде схематической ветви или елочки. В отдельных случаях продольная полоска имеет несколько поперечных коро_f2ких перекладинок, и все это обрамлено овальной рамкой. Близкие знаки встречаются на магических гальках-чурингах австралийцев. Есть символ в виде квадрата, рассеченного по диагоналям крестом на четыре равнобедренных треугольника с точками посредине, что заставляет вспомнить деление космоса и неба на четыре части, известное в мифологиях многих древних народов. К редким символам относится кeeлоколовидная фигура с двумя вертикальными полосами внутри на горизонтальной подставке с двумя короткими ножками по краям. Близкие изображения мадленского времени известны из пещер Пасьега и Кастанье в Испании. Но в живописи Сийпанташа этот знак напоминает, скорее всего, легкое жилище с овальным перекрытием.

Уникальными являются два ряда ромбовидных фигур. Что они могли означать – непонятно. В соседнем малом своде преобладают отпечатки рук разных размеров. Обычно это отпечатки левой руки. Часто четыре пальца кисти имеют почти одинаковую длину, а ладонь обозначена в виде несимметричного овала, что указывает на сложную технологию исполнения знаков. Отпечаток руки затем обводился и дорисовывался. Здесь помимо отпечатков рук есть стреловидные и другие знаки. Знак руки обычно истолковывается как магический оберег.

Таким образом, тематика живописи Сийпанташа целиком связана с астральной и космической символикой. Особенно важно изображение лунного календаря как результата измерения времени и упорядочения изначального космического хаоса. В данном случае цикличность времени вполне осознана и зафиксирована количеством дней лунного месяца. Солярные знаки, возможно, следует истолковывать как начало счета годичным циклам. В одном из поясков, составленных из ромбиков, их 12 или 13 (сохранность поясков не очень удовлетворительна), что может соответствовать количеству месяцев в году. Хотя во втором, хуже сохранившемся, ряду ромбиков больше.

Для живописи Сийпанташа в целом характерно отсутствие единых сцен, продуманной композиции или преднамеренной ориентации различных символов, хотя суперпозиции или наложения различных рисунков почти нет. Эти рисунки, видимо, были нанесены не сразу, а в течение длительного периода. Таким образом, Сийпанташ – самое древнее в Центральной Азии святилище, где получили отражение представления людей каменного века о структуре космоса и времени. Исходя из приведенных аналогий, можно полагать, что возраст уникального памятника – святилища Сийпанташ определяется между 20 – 10 тысячами лет. Возможна и более поздняя дата, но здесь отсутствуют сюжеты тематики производящего хозяйства, а также незнакома техника выбитых в рельефе петроглифов, распространенная в Центральной Азии с эпохи бронзы, хотя, согласно А.Окладникову, в Монголии живопись охрой продолжала использоваться и в эпоху бронзы. Изображения козлов, охотников с луком на коне или с собакой, выбитые на поверхности больших камней, относящиеся к железному веку, были обнаружены нами выше по склону горы, на значительном расстоянии от скал Сийпанташа.

Знаки и символы этого святилища являются одной из древнейших в мире систематизаций представлений о ритме времени, пространстве и космических явлениях, зафиксированных абстрактными символами. Это – символическая письменность об основных явлениях и свойствах сложного мира, осознанная и зафиксированная нашими далекими предками. В этом – отличие живописи Сийпанташа от живописи всех известных памятников искусства, оставленных древними охотниками и собирателями Евразии, где основной темой изображений служили различные сюжеты из жизни промыслового зверя. Видимо, творцов изобразительных сюжетов Сийпанташа занимали не столько забота о плодородии, дичи и ритуале охотничьей магии, сколько вечные вопросы устройства Вселенной.

Автор: Рустам Сулейманов

Pin It

Comments are closed.