Протозороастрийский храм на территории Узбекистана

Выпуск №3 • 1592

“Авеста” – священная книга зороастрийской религии, сформировавшейся на территории областей Турана. По инициативе главы нашего государства 2700-летие этой книги, на основе решения ЮНЕСКО будет отмечаться в текущем году в Узбекистане.

Отраженные в “Авесте” древнейшие представления и понятия о создании мира, философско-этические воззрения многих народов, населяющих Среднюю Азию, и сопредельные области, связаны с именем исторической личности Заратуштры (Зороастра). Выступая против родоплеменного многобожия, Заратуштр проповедовал идею монотеизма. Он выступал как пророк бога Ахурамазды (2, стр.3). Зороастр обладал большим талантом богослова, был ученым философом. Он верил, что лишь вера в единого бога поможет подняться обществу на новую ступень развития.

По преданиям, в один из дней Навруза Зороастр встречается с великим богом добра и света Ахурамаздой, который сообщает, что среди людей он выбрал его, Зороастра, чтобы объявить, что он (Ахурамазда) является богом, создавшим весь сущий мир. Зороастру тогда исполнилось 40 лет. С этого дня он начинает проповедовать среди своих соплеменников учение Ахурамазды. Десять лет он жил в пещере, и ему от Ахурамазды была ниспослана самая древняя часть “Авесты” – Гаты.

Сторонники старых культов протестовали против признания Ахурамазды и против веры единобожия, поскольку это противоречило их интересам. Эти обстоятельства вынуждают Зороастра покинуть свою родину и уехать на левобережье Амударьи, где он встретил властителя Бактрии Кави Виштаспу. Религиозные взгляды Зороастра пришлись по душе Кави Виштаспе, который вместе со всем своим семейством, придворными принял религию Ахурамазды. Постепенно идеи, провозглашенные Зороастром, становятся популярными. Однако борьба между проповедуемой им верой и старыми культами продолжается. В возрасте 77 лет во время молитвы он был убит врагами ударом кинжала в спину. Однако идеи новой религии, “посеянные” им на земле Турона, вскоре “дали всходы”. Религия Ахурамазды стала превращаться в духовную основу жизни людей Ирана и Турана (2, 4 стр.103 – 104).

По сообщениям Абу Райхана Беруни “Авеста” была записана из уст Зороастра на коже 1200 быков, золочеными буквами. Среди авестоведов существует мнение о том, что записаны они были уже после смерти Зороастра. Во всяком случае религиозное учение Зороастра об Ахурамазде получило развитие после его смерти, и все тексты, ниспосланные ему божеством (Ахурамаздой), были собраны в единую книгу – “Авеста”, что означает “Окончательно намеченные божественные и этические законы и правила”.

О появлении религии, связанной с именем Зороастра, и о ее родине вот уже более века ведутся научные дискуссии. Существует мнение о том, что Зороастр родился и вырос на стыке XI и X вв. до н.э. в одной из восточных областей, где жили ираноязычные племена, в семье огнепоклонников (2, 3 гл.). Английский же авестовед М.Бойс пишет, что пророк Зороастр жил где-то в середине 1500 – 1200 годов до н.э. (5, стр.27). В.Лившиц утверждает, что “зороастризм сформировался как религия скотоводов. Однако археологические исследования последних 30 лет подтверждают мнение М.Бойс о том, что связанная с именем Зороастра первая религия – зороастризм сформировалась именно в обществе оседлых племен (6, стр. 16-17; 7, стр. 7-24; 8, стр.5 – 9; 9, стр.129 – 136; 10, стр.8 – 248; 11, стр.72 – 76).

Ранее огнепоклонники не имели каких-либо монументальных храмов или молелен и совершали молитвы на открытом месте – на высоких холмах, на вершинах гор, на берегах рек и др. И только тогда, когда зороастризм превратился в официальную государственную веру, в качестве молельных мест были воздвигнуты величественные храмы, украшенные чудесными скульптурами красавиц” (2, стр.4). Один из таких храмов был найден и изучен автором в Сурхандарьинской области в Джаркутане – поселении бронзового века. Этот древний город был возведен 3,5 тысячи лет назад на берегу древнего русла реки Шерабад Бустонсая. Город, площадь которого составляла более 100 гектаров, состоял из двух частей – из крепости цитадели и жилых массивов шахристана.

В пределах цитадели были раскопаны и изучены замок властителя, металлургический цех, другие объекты. В другой части города были обнаружены жилые массивы, объекты многоотраслевого ремесленничества, а также упомянутый общегородской монументальный храм огнепоклонников. Храм построен в виде правильного прямоугольника (445х60 м) фасадом к солнечной стороне. Он был окружен мощными стенами (4,5 м). По своей функции он состоит из 2 частей, то есть из священного места поклонения и хозяйственно-служебной. Сакральная часть комплекса занимает его большую (35х35 м) восточную сторону. Здесь расположены крытые коридоры, помещения для священной золы, коридорообразные комнаты, где хранятся реликвии храма, широкая и высокая платформа и на ней под четырьмя колоннами находится главный алтарь – алтарь огня. По открытому двору проложена мощенная камнем дорожка (0,80 м), а по обеим сторонам ее – колодцы и алтари. Мощенная камнем дорожка на втором этапе храма заканчивается у алтаря, построенного над колодцем. А левое ответвление дорожки кончается у двери помещения для золы, расположенного в левой части открытого двора.

Входные ворота храма расположены на южной стороне комплекса, там, где находятся подсобные помещения. По нашим предположениям, паломников, приходивших для очищения духа своего, на открытом дворе у ворот встречали служители храма, и уже в их сопровождении паломники входили в закрытый коридор, тянувшийся под южной мощной стеной. У входа в коридор они испивали какой-то жидкости из керамического резервуара, по горлышко врытого в землю (возможно, то была хаома), и тем самым как бы очищали свои внутренние органы. Затем продолжали паломничество, поднимаясь по лестнице, находившейся в конце коридора на другой открытый двор и по проложенной посреди двора каменной дорожке шли к алтарю, расположенному в северной части двора, затем – к главному алтарю, устроенному на широкой платформе. На главном алтаре всегда поддерживался негасимый огонь и, вероятно, поклонением ему заканчивалось паломничество.

Возможно, паломники пили воду из священных колодцев, находившихся по правую сторону вдоль мощенной камнем дорожки. До поклонения перед главным алтарем паломники вместе со служителями исполняли какие-то религиозные обряды. В помещении священной золы, расположенном между открытым двором каменной дорожкой и платформой нашлось множество обломков переносных алтарей. На северной и южной сторонах этого помещения для священной золы, были раскопаны две комнаты, у северной стены одной из них, которую мы назвали комнатой жрецов, расположен очаг, а вдоль стен построена супа. На северо-восточной стороне сакральной части храма расположено 8 коридоров (шириной в 80 см), возможно, они были предназначены для хранения реликвий храма, принадлежавших 8 общинам. На северной части восточной стены храма расположена единственная круглая башня. Проход к ней проложен через комнату квадратной формы, устроенной внутри оборонной стены со стороны коридора. Возможно, башня эта служила местом, откуда огнепоклонников призывали к поклонениям.

Подсобная часть храма составляет одну четвертую часть комплекса. В подсобной части храма были найдены мастерская, где изготовлялись миниатюрные вещицы, “цех”, где готовился священный напиток, и амбары, где он хранился. Судя по целому ряду мастерских и производившихся в них продуктов, многие вопросы, связанные с похоронными обрядами джаркутанцев выполнялись под контролем жрецов и при их активном участии. По данным исследований, проведенных нами в Джаркутане и Сапаллитепа, стало известно, что большинство ранних захоронений производилось во дворах домов и в той их части, где старые постройки превратились в руины. А сопровождающий покойников погребальный инвентарь, как правило, был бытовым, свидетельствовавшим о занятиях владельца.

Традиция, связанная с обрядом захоронения, в корне изменилась, начиная с кузалинского периода этой культуры. Именно в этот период вместо многочисленных семейных культовых мест появляются монументальные храмы, служившие общим местом поклонения в масштабах города или города-государства. Был создан храм, ставший идеологическим центром зарождающегося ранееклассового общества. Кстати, судя по данным археологических материалов, храм на Джаркутане был возведен на месте древней крепости. Именно с этого времени захоронения усопших на месте их жительства были прекращены. За городом появилось отдельное место для захоронения всех усопших – кладбище. Возможно, поэтому ни в одном жилом массиве Джаркутана, а также других памятников, относящихся к этой культуре, не было встречено ни одной могилы, присущей более ранним периодам. Кроме того, если на начальных этапах сапаллинской культуры была традиция класть в могилу с покойным орудия труда и предметы вооружения, еда в глиняной посуде, то, начиная с кузалинского периода, в эти традиции были привнесены некоторые изменения, а именно: в могилу стали класть специально изготовленные миниатюрные копии бытовых вещей. Возможно, это было связано с экономией металла, поскольку орудия труда в то время изготавливались из бронзы.

Во всяком случае, это изменение произошло в период, когда на смену семейным культам приходит единая для всех система культовой обрядности. С появлением главного храма в масштабе целого города или определенной территории в сознании огнепоклонников произошли существенные изменения. Например, теперь обряды, связанные с отправлением покойного в “иной” мир, стали проводиться под контролем служителей храма и, согласно установленному или порядку, о чем свидетельствуют соответствующие находки в подсобной части храма. К такому выводу нас привели следующие доказательства:
1. Возле открытого двора, расположенного напротив входных ворот храма, была раскопана мастерская для изготовления миниатюрных бронзовых погребальных предметов. На супе вдоль восточной стены мастерской построены рядком 5 очагов. В некоторых из них были обнаружены куски тигеля (керамического котла) для плавки бронзового сырья с прилипшими остатками позеленевшей от времени бронзы. На зернотерке лежавшей на супе (1 м), возведенной впритык к западной стене, сохранились зеленоватые зернышки металла, свидетельствующие о том, что тут изготавливались какие-то предметы. В мастерской имеется также колодец глубиной 7 м. Во время раскопок в мастерской были найдены бронзовые миниатюрные нож, топорик, тяпка и другие предметы, среди которых не было ни одной вещицы, которую можно было бы использовать в хозяйстве. Следовательно, в этой мастерской изготавливались копии вещей, соответствующих занятиям усопшего при жизни. Найденные в могилах начиная со второй половины джаркутанского этапа вещи, являлись продукцией при храмовых мастерских.

2. В юго-западном углу подсобно-хозяйственной части храма находятся две коридорообразные комнаты, в которых находились необожженные глиняные статуэтки, выкрашенные в красный цвет. Они обычно встречаются в кенетафах**, которые встречаются на ранних этапах культуры Сапалли. Тот факт, что специально изготовленные для захоронения вместо пропавших без вести соплеменников фигурки встречаются в “амбарах” храма, свидетельствует о том, что дела, связанные с отправлением усопших в “иной” мир, полностью взяли на себя служители храма. Во время раскопок хозяйственно-подсобной части храма были найдены остатки “цеха”, где приготавливался священный напиток. В одном случае полы и стены “цеха” (кузалинский период) оштукатурены тонким слоем бледно-красного гипса.

В самой середине помещения, где пол немного понижен, установлен большой глиняный хум, по горло врытый в землю. С двух сторон к нему прорыты два арычка, смазанные густым слоем гипса. В начале каждого арычка расположены смазанные гипсом ямочки, а в них положены керамические блюда. Блюда изнутри до половины также смазаны несколькими слоями гипса. На дне врытого в землю кувшина были найдены остатки какой-то жидкой массы, косточки винограда и тутовника (джиды). Подле кувшина был найден керамический сосуд, изготовленный в виде птицы. Остатки еще одного подобного “цеха” были найдены в 11 комнате 3 этажа храма. Подобные “цехи” были найдены на юге древней Бактрии (Северный Афганистан) и среди памятников соседней Маргианы. В.И.Сарианиди среди памятников бронзового века, названных Дашли-3, Тиллатепе, Кутлугтепе (Южная Бактрия), Гонуртепе, Тоголок-21 и Тоголок-1 (Маргиана), открыл храмы огнепоклонников.

Найдя при раскопках в Гонуртепе комнату, оштукатуренную гипсом, В.Сарианиди связывает ее с храмом огнепоклонников. Отмечая, что одна из комнат подсобных помещений храма полностью обгипсована, приходит к заключению, что в ней (белой комнате) приготавливался священный напиток. Основанием для подобного заключения служат следующие выводы:
1. Под стенами “белой комнаты” были найдены три сосуда, изнутри покрытые несколькими слоями гипса. При экспертизе, проведенной в специальной лаборатории при МГУ, между слоями гипса, покрывавшего дно сосуда неожиданно были найдены следы листьев эфедры и большое количество следов семян анаши и мака (10, стр.101 – 102; 11, стр.333).

2. Точно такие “белые комнаты” встречаются в главном храме Маргианского оазиса – Тоголок 21 и “сельском храме” – Тоголок 1. В комнатах этих, как и в Джаркутанском храме, были найдены конусоподобные керамические ковши с дыркой на дне, что наводит на мысль, что ими пользовались при приготовлении хаомы.

3. Одно из орудий труда, в большом количестве, встречающееся на Джаркутане – это каменные терки различных размеров, изготовленные из гранита. Подобные орудия труда найдены также в большом количестве в Дашли-3, Тоголок-21, Гонуртепе. Когда В.Сарианиди отдал часть из них на экспертизу в специальную лабораторию при МГУ, то изучение при помощи бинокулярных микроскопов выявило, что в них (во внутренней части) встречаются частицы зернышек мака, которые были обнаружены также внутри трубчатой кости, на которой было ясное изображение человеческого глаза (10, стр.89).

Итак, храмы огнепоклонников, найденные в древней Бактрии и Маргиане, свидетельствуют о том, что корни религии зороастризма формировались именно в этих областях. Зардушт (Зороастр) не создал новую религию, а лишь реформировал огнепоклонническую веру, исповедуемую издревле его соплеменниками. Иначе говоря, подчиняясь требованиям времени, он внес свои коррективы в старую веру и систему представлений. Храмы огнепоклонников древней Бактрии и Маргианы бронзового века свидетельствуют о том, что места религиозного поклонения, созданные до Зороастра, отличались своей величавой монументальностью и богатством религиозных обрядов. С уверенностью можно сказать, что в Бактрии и Маргиане до реформ Зардушта были обожествлены напиток хаома и поклонение огню. Эти объекты религиозной веры на основе требований времени нашли свое место также и в учении Зороастра. Территория Узбекистана входила в регион, где формировалась первая монотеистическая религия – зороастризм.

Автор: Ахмадали Аскаров

Pin It

Comments are closed.