Перелистывая страницы истории узбекского театра. Марфуа Хамидова

Выпуск №1 • 1247

Общеизвестно, что история театра – это история его этапных спектаклей, то есть спектаклей идейно и художественно завершенных, новаторских в плане реализации замысла, поисков и обретений. В числе таковых опера “Ер-Таргын” Е.Брусиловского, поставленная на сцене Узбекского государственного музыкального театра в 1939 г. Примечательной ее особенностью является то, что это была первая работа коллектива на оперном поприще, во многом определившая дальнейшую его судьбу. Кроме того, это было и первое оперное произведение, прозвучавшее на узбекском языке в исполнении узбекских артистов (дирижер М.Ашрафи, режисеры Э.Юнгвальд-Хилькевич, С.Мухамедов, художник С.Афанасьев).

О спектакле “Ер-Таргын” писали и писали, восторженно и вполне справедливо, когда речь касалась выбора материала, режиссерского, актерского мастерства, качества художественного оформления. Однако в сказанном больше патетики и официоза, нежели критического анализа того, что же на самом деле составляло подлинную ценность данной постановки, ту ценность, которая была заложена в глубине ее контекста, выражая силу иронии по отношению к действительности. Но в те годы вслух об этом говорить было нельзя.

В основе сюжета оперы – легенда о Ер-Таргыне, доблестном рыцаре и воине, борце за справедливость. Преследуемый властями, он покидает родные края и блуждает по свету в поисках мира и согласия между людьми. Однако тщетны его стремления: кругом вражда, беда, нет счастья простому человеку. Ер-Таргын приносит победу Акшахану, за что назначается военачальником. Дочь хана – красавица Акжунус – пытается обольстить его. Но сердце Ер-Таргына отдано другой женщине – пленнице Тане. Коварная принцесса убивает Тану.

Музыкальный театр решает финал иначе. Погибает Ер-Таргын, а Тана брошена в темницу. То есть там, где правит произвол, торжествует зло, а не добро. Такова обобщающая правда данной трактовки.

Либретто опера с казахского на узбекский язык перевел К.Яшен. Трудности его задачи заключались в том, чтобы найти адекватный оригиналу стихотворный текст, отражающий авторскую мысль в единстве с музыкальной идеей. Кроме того, необходимо было разрешить еще одну важную проблему – адаптации переводного материала к исполнительским возможностям узбекского театра. И в этом направлении была проделана огромная работа.

Казахская музыка, в свою очередь, представляла собой новую степень сложности для узбекских певцов с точки зрения организации певческого звука, технико-выразительных средств раскрытия образа. Для того, чтобы она звучала естественно и органично, понадобились многодневные репетиции с концертмейстерами, дирижерами, режиссерами, хормейстерами, симфоническим оркестром. Помогла академическая вокальная подготовка ведущих солистов театра в Ташкентской и Московской оперных студиях.

В партии Ер-Таргына выступили М.Кари-Якубов и К.Закиров. Герой М.Кари-Якубова – могучий воин, защитник добра, покровитель бедных и обездоленных – сохранял цельность, монументальность легендарного персонажа. Обладатель недюжинной физической и нравственной силы, он простодушен, искренен и способен на глубокие чувства. Он любит Тану, но попадается в искусно расставленные сети Акжунус и терпит поражение.

В исполнении К.Закирова Ер-Таргын – натура более сложная, чувствительная, утонченная. Любит ли он Тану или только жалеет ее – остается загадкой. Если любит, тогда зачем поддается соблазну порочной, упрямой, избалованной Акжунус? Не пленен ли он ее убийственной красотой, тайнами ее обжигающей плоти? Ер-Таргын – раб своей страсти, в сладостные и алчные объятия которой отдался, страсти, которая губит его.

С Таной в исполнении Н.Ахмедовой связана светлая, лирическая тема произведения. Для Ер-Таргына она утешение, островок тепла, где он находит покой, умиртворение, гармонию. Вовлеченный в любовную интригу с Акжунус, Ер-Таргын испытывает угрызение совести перед Таной, для которой он единственная надежда на спасение от рабства и унижения. Тана предчувствует беду, но изменить ничего не может.

Акжунус в исполнении Х.Насы-ровой словно ядовитая, назойливая песенка впивается в душу Ер-Таргына. Циничная, опасная, но обворожительная Акжунус стала для героя неизлечимым недугом, навязчивой идеей. Она манит и отталкивает, ревнует и ненавидит одновременно. Ер-Таргын для Акжунус – игра, забава, он полностью в ее власти. Потому-то больше ей и не нужен. Как не нужна старая игрушка, к которой утрачен интерес. Но Акжунус эгоистична. Она не отдаст его другой женщине. Таков ее каприз, ее неукротимый нрав. Акжунус победила Тану, предала своего отца, жениха, убила Ер-Таргына, любви которого так яростно добивалась. Она зло, губящее все живое и прекрасное.

Таков был новый, ранее не выявленный контекст произведения, который в условиях 30-х годов вызывал прямые ассоциации с действительностью, с ее искаженной моралью, духовно-нравственными стереотипами.

Случайно или сознательно постановщики и участники спектакля пришли к столь смелому для своего времени и рискованному для собственной безопасности обобщению. Это был акт сурового откровения, который мог создать для театра серьезные проблемы. К счастью, под прикрытием легенды с ее условной отдаленностью от событий тех лет, театр вышел из сложного положения.

Марфуа Хамидова

Pin It

Comments are closed.