Традиционная жилая архитектура Ташкента XIX – начала XX в.. Зухра Досметова

Выпуск №1 • 1874

Традиционная жилая архитектура Ташкента XIX - начала XX в. Традиционная жилая архитектура Узбекистана вобрала в себя опыт адаптации к местным природно-климатическим условиям; функциональная роль помещений органично сочетается с их художественно-эстетической выразительностью. Сегодня возникла необходимость обратиться к опыту народных мастеров и зодчих, осмыслить и заново пересмотреть накопленные за многие тысячелетия знания и мастерство.

Традиционный узбекский жилой дом – замкнутое, индивидуальное владение со своим хозяйством, состоящее из двора с садом, жилых комнат с айванами и служебными помещениями. В типологии ташкентского жилого дома сказывался многовариантный прием народного строительства городов Ферганской долины и Кашгара: от открытого двора – к открытому айвану перед домом, от него к зимнему айвану-дахлиз с подъемными ставнями-равон, позволяющими при необходимости раскрывать или закрывать помещение, и далее к жилым теплым зимним комнатам-хона. Но в отличие от других городов в Ташкенте практиковалась более свободная планировка жилья, без четкой ориентации сторон, с прямоугольной формой двора, одноэтажной периметральной застройкой. Второй этаж над жилыми комнатами возводился очень редко и представлял собой большей частью открытую галерею. Чаще он устраивался над служебными помещениями, дарвоза-хоной или проходами (долон) и использовался как склад или сеновал. Фасадная часть дома решалась в виде двухэтажного цельною объема. Этот прием характерен только для ташкенского жилого дома.

Основу жилища Ташкента составляли два закрытых и одно открытое помещение, ко торые компоновались по продольной или поперечной оси. Они могли также располагать-ся под углом, и тогда возникали новые варианты пространственных решений. Открытое помещение – терраса-айван, примыкавший к мехмонхоне (гостиной), было непременной частью жилого дома Ташкента.

Одной из планировочных особенностей жилых участков, продиктованных нормами мусульманского быта, являлось деление двора на две половины: меньшую площадь занимала мужская (ташкари), имевшая сообщение с улицей, большую, внутреннюю – женская (ичкари).

Жилые дома в зависимости от социального положения их обладателей, различались по планировке, размерам помещений, их количеству, а также богатству внутренней художественной отделки.

Традиционная жилая архитектура Ташкента XIX - начала XX в. В отличие от монументальных общественных сооружений, стены которых возводились из жженого кирпича, в жилых постройках обычно использовался легкий деревянный каркас с заполнением сырцовым кирпичом или заоваленными комьями глины – гуаля, конструкциями из жердей, брусьев, пучков камыша и всевозможных плетений. Каркасная конструкция была продиктована в первую очередь высокой сейсмичностью региона, она сообщала зданию прочность и позволяла в случае незначительных повреждений быстро восстановить обрушившиеся фрагменты глинобитной стены. Толщина стен жилого дома, состоящих из одно- или двухрядного каркаса, доходила до 40-60 см и служила прекрасным теплоизолятором. Однокаркасные стены использовались при возведении дувалов и хозяйственных помещений, двухкаркасные – при жилых, гостевых помещениях и айванах. Двухрядный каркас стен сделал возможным устройство в них ниш. Стены, оштукатуренные раствором глины и ганча (черновой штукатуркой-ганчхаком), а затем ганчем, имели декоративную отделку, часто очень богатую, особенно в помещениях и на террасах, предназначенных для приема гостей. Двери и окна помещений обязательно выходили во двор.

Кровли жилых и хозяйственных построек были плоские, земляные. Одной из характерных черт ташкентских построек являлись выступающие из стен консоли деревянных балок и торны перекрывающих крышу камышовых матов. Они были призваны защитить стены постройки от частых, по сравнению с другими районами Узбекистана, осадков. Крыши террас на фасадной стороне опирались на деревянные колонны. Потолки комнат и айванов также были плоскими, с открытыми балками; пространство между прогонами-балками заполнялось рядом плотно уложенных маленьких полукруглых балочек-васса. Реже балки обшивались досками, образуя плоский плафон (потолок). Ташкентские жилые дома характеризовались множеством формообразующих вариантов плоских потолков.

В распределении архитектурного декора в интерьере мастерами была выработана единая композиционная система, основанная на традиционных приемах. По горизонтали стена членилась на три части: снизу выделялась невысокая панель, большую среднюю часть стенной поверхности занимали панно или ниши, украшенные богатым декором, верхнюю часть завершала полоса карнизов, переходящая к балкам потолка. Декоративные панно и ниши способствовали членению стены по вертикали. Длинные стены комнаты обычно имели по пять-семь членений в зависимости от длины, глубины комнат, торцовые – три. В свою очередь ниши и панно располагались, чередуясь между собой, в два яруса. Наличие ниш в стенах было вызвано жизненными потребностями: заменяя мебель, они служили вместилищем домашнего скарба. Прямоугольные дверные и оконные проемы размещались в соответствии с трех- или пятичастным членением стены. Чередование проемов и ниш вносило в композицию элементов помещения своеобразную динамику. Над дверьми и окнами часто устраивался второй световой пояс – прямоугольные и стрельчатые проемы, заполненные узорными решетками – панжара, выполненными из дерева или ганча.

Полы помещений были глинобитными; поднятые на уровень цоколя, иногда они по-крывались глиносаманной или ганчевой обмазкой, реже выстилались жженым кирпичом. Цоколь был сложен из нескольких рядов жженого кирпича (до 20 – 30 см высотой).

Ташкентскому зодчеству были известны фактически все виды художественного декора, которые использовались в практике среднеазиатской архитектуры позднего средневековья. Оштукатуренные стены покрывались росписью и резьбой по ганчу? Резной узор украшал также деревянные двери, колонны, потолочные балки; если балки подшивались досками, то на потолке обязательно исполнялась полихромная роспись.

Орнаментом зачастую украшалась вся стенная поверхность, а также оконные ставни, дверные створки, колонны и т.д. Это придавало убранству интерьера декоративный, ковровый характер. Орнаментальные узоры отличались разнообразием мотивов, расцветки и техники исполнения; размещение их всегда подчинялось закону симметрии. Декоративное оформление айванов было в принципе таким же, но здесь обязательно учитывались расстановка колонн и их декоративная обработка. Ритм колонн определял архитектурно-декоративное членение стен.

В помещениях мехмонхоны и айванов наблюдались наиболее интересные композиционно-художественные решения стрельчатых и прямоугольных панно и ниш. Их плоскости заполняли декоративные композиции из стилизованно-растительных и геометрических мотивов. Треугольные поля над аркой – тимпаны, как правило, тоже украшались резным или расписным растительным орнаментом. Рисунок орнаментальной композиции, как и его расцветка, были строго симметричны по отношению к вертикальной оси панно.

К числу излюбленных растительных мотивов в резьбе по ганчу относятся композиции с изображением плакучей ивы, букета цветов в вазе и т.п. Геометрические композиции – гирих – состояли из многолучевых звезд, ромбов и многоугольников, переплетенных друг с другом. Часто два вида орнамента сочетались друг с другом. Сам резной рельефный узор оставался белым, а фон в зависимости от композиции окрашивался в разные цвета, что обогащало игру света и тени.

В ташкентских жилых домах богатых и знатных людей широко использовалась декоративная роспись по штукатурке и дереву. Ее применяли в оформлении стен, потолков мехмонхоны и айванов, колонн и т.п. Часто настенная роспись чередовалась с резьбой по ганчу, создавая неповторимые по красоте декора композиции.

Подводя итог исследованию ташкентского жилища, хотелось бы обратить внимание на то, что здесь композиционная схема разбивки стен с декоративно-художественным оформлением дает новые варианты, не встречающиеся в архитектуре других городов, настенная и потолочная роспись и резьба по ганчу достигают высокого совершенства. Многообразием форм и композиций отличаются двери, покрытые высокохудожественной двух-трехплановой резьбой.

Архитектурно-художественная школа Ташкента, не занимавшая, на первый взгляд, главенствующего положения в развитии и не достигшая того совершенства в архитектурно-планировочном, объемно-пространственном, декоративно-художественном оформлении, которое характерно для зодчества Хивы и Бухары, не несла в себе подражательного характера, обладая совершенно своеобразными чертами, присущими только ей.

В статье использованы фотоматериалы из архива Главы охраны памятников и материальной культуры Министерства культуры РУз.

Зухра Досметова

Pin It

Comments are closed.