Тохиржону Мирджалилову 50 лет. Аейла Ажураева

Выпуск №1 • 1134

Картина художника  Тохиржона Мирджалилова Живописец, действительный член Академии художеств Узбекистана, заместитель председателя Академии художеств, член Американской международной Академии наук, образования, индустрии и искусства, известный общественный деятель Тохиржон Мирджалилов отметил свой пятидесятилетний юбилей. От всей души поздравив юбиляра, мы попросили его ответить на наши вопросы.

- Расскажите, пожалуйста, о своей творческой биографии.

- Я родился в Ташкенте, в районе старого города на Сагбане. Мы жили в традиционном узбекском доме. Дед был архитектором, в свое время он принимал участие в строительстве домов многих знатных горожан, квартальных (гузарных) мечетей. В нашей семье царила творческая атмосфера, все братья прекрасно рисовали. Уже с четвертого класса я начал посещать изостудию. В 1971 г. закончил художественное училище им. Бенькова, отделение живописи, затем поступил в Ташкентский театрально-художественный институт. До сих пор с теплотой вспоминаю своих педагогов – Г.Мордвинову, И.Резникова. Дипломную работу я защищал у известного живописца Н.Кузыбаева, темой ее был портрет узбекского режиссера Р.Батырова.

- Наверное, отсюда Ваша любовь к кинематографу. В 70-е годы Вы много снимались на Узбекфильме и Узбектелефильме.

- Да, я снимался в известных тогда фильмах Р.Батырова, Х.Ахмара и др. Но это были преимущественно эпизодические роли, в которых режиссеры использовали в основном мою характерную внешность. Тем не менее работа в кино во многом обогатила мой творческий мир.

- Как дальше складывался Ваш путь в искусстве?

- После окончания института я в течение восьми лет преподавал в художественном училище им. Бенькова, совмещая творческую и педагогическую работу. Много ездил по свету. Когда был в Белграде, мне довелось побывать на выставке произведений испанских художников из собраний музея Прадо. Тогда на меня огромное впечатление произвела живопись Гойи и Веласкеса. Позже в национальной галерее Лондона я вновь увидел картину Веласкеса, это была “Венера перед зеркалом”. Потрясает найденное художником колористическое решение – на холодноватом фоне прекрасное тело обнаженной Венеры, кажется, лучится теплотой. Оно совершенно и чувственно.

Картина художника  Тохиржона Мирджалилова Я испытал на себе большое влияние европейской живописи. Однако меня в то же время привлекали традиции, быт, сочность и яркость природы Узбекистана, красота простых человеческих лиц, величие древних памятников. Свои ранние работы я посвятил пейзажам Сурхандарьи, старым улочкам и историческим центрам Ташкента, сделал много натурных этюдов, портретных набросков, предварительных эскизов. В этот же период была создана портретная галерея колхозников, хлопкоробов, сельских жителей, где я старался убедительно и точно передать своеобразие характера каждого портретируемого. Воспоминания о поездках легли в основу живописных произведений “Старый Ташкент”, “Фориш”, “Бешегоч”, “Весна”.

Я всегда старался совмещать труд живописца с активной общественной деятельностью. Идея популяризации изобразительного искусства, стремление донести его до зрителя захватила меня и художника Рузы Чарыева. С этой целью нами были открыты четыре художественные галереи в Сурхандарье и одна в Ферганской области, в Куве. Социальный статус художника велик и миссия его как просветителя поистине неоценима. Очень жаль, что современные художники недооценивают ту роль, которую они могли бы сыграть в становлении нового независимого общества и его духовной культуры. “Закрывшись” в своих мастерских, они отдаляются от зрителя, происходит процесс самоизоляции искусства.

- В своем творчестве Вы остро отреагировали на социальные перемены в обществе конца 80-х годов…

Распад тоталитарного государства, кризис духовности, разложение морально-этических ценностей подвели меня к созданию произведении, раскрывающих мир в нравственном аспекте. Под влиянием “сурового стиля” была написана картина “1937 год”. В середине 1989 г. появилась этапная работа “Мифы и действительность”, передающая общую атмосферу разрушения культуры, природы, воплощением которых стали образы Мухаммада, Христа и Будды.

Общественный резонанс имела и картина “Люди-газеты”. Люди-газеты – абстрактные символы эпохи тотально-политизированного сознания. На протяжении всей своей жизни человек подвергается массированному информационному натиску, идущему из газет, – детство проходило с “Пионерской правдой”, затем ее сменили “Неделя”, “Правда” и т.д. Газета приобрела форму фетиша, люди стали жертвами психологической обработки, санкций и запретов.

- С 1994 по 1997 г. Вы возглавляли Союз художников Узбекистана, с!995 г. являлись директором центра международных связей “Хамар”, сегодня – заместитель председателя Академии художеств. Расскажите об особенностях этой работы.

- По указу Президента Узбекистана И.Каримова 13 января 1997 г. была создана Академия художеств. В отличие от бывшего Союза художников, который был организацией общественной, вновь созданная Академия художеств финансируется и инвестируется государством, что крайне важно в переходный период. Существенные изменения произошли и в ее структуре. Деятельность созданной академии охватывает творческий процесс в целом – это и художественное образование, и проведение выставок, и пропагандистская работа. Кроме того, в области художественного образования сложилась полноценная академическая система, состоящая из начального, среднего и высшего образования. Проводится большая работа по социальному обеспечению всех структур, входящих в систему Академии. Была осуществлена капитальная реконструкция Центрального выставочного зала, где сегодня устраиваются крупнейшие выставки. По решению ЮНЕСКО в 2000 г. будет широко отмечаться 545-летие Камалиддина Бехзада. На прилегающей к Центральному выставочному залу ерритории было решено создать мемориальный сад и музей Бехзада. От крытие планируется провести в октябре этого года. Словом, работы много, и мы верим в лучшие перспективы.

Материал подготовила Аейла Ажураева

Pin It

Comments are closed.